Глава 2. Подход международных и межгосударственных организаций к определению языка вражды и способам реагирования на него

Международные и межгосударственные организации разрабатывали подход к определению языка вражды с тем, чтобы, определив его, установить когда его проявления будут противоречить правовым нормам, а когда — нет. Этот путь занял больше 20 лет и на текущий момент ситуация, связанная с преследованием риторики ненависти государствами с помощью правовых способов, выглядит так. 

30 октября 1997 г. Комитет министров Совета Европы принял Рекомендацию NR(97)20 «О вопросах разжигания ненависти», в которой рекомендовал:

Национальное право и судебная практика должны предоставлять компетентным органам прокуратуры в пределах их компетенции возможность уделять делам по разжиганию ненависти особое внимание.«.

В 2010 году Комитет министров Совета Европы в Рекомендации CM/Rec (2010)5 «О мерах по борьбе с дискриминацией по признаку сексуальной ориентации или гендерной идентичности», указал применительно к ЛГБТ-людям, что язык вражды — это «все формы высказываний, в том числе в СМИ и в интернете, которые могут разумно пониматься как имеющие вероятность привести к возбуждению, распространению и поощрению ненависти или других форм дискриминации против лесбиянок, геев, бисексуальных и трансгендерных людей».

В 2011 году Комитет ООН по правам человека, рассматривая пределы ограничения права на свободу выражения мнения, указал, что оно “обладает широкой сферой действия, которая распространяется, например, на выражение мнений и идей, которые другие люди могут находить глубоко оскорбительными, что может включать и выражения дискриминационного характера”.

В июне 2019 года генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш объявил о запуске новой Стратегии и Плана действий по борьбе с разжиганием ненависти. Цель новой инициативы заключается в мобилизации всей системы ООН на противостояние проявлениям расизма, ксенофобии, дискриминации и других форм нетерпимости. 

В октябре 2019 года специальный докладчик ООН по вопросам свободы слова Дэвид Кайе сообщил, что «Язык ненависти в интернете нельзя считать безвредным просто потому, что он существует в интернете. Наоборот, в виртуальном пространстве язык вражды распространяется с огромной скоростью, и в итоге он может привести к серьезным последствиям в реальности. И практически всегда цель его использования – заставить замолчать других. Вопрос не в том, должны ли мы бороться с этим явлением. Вопрос в том, как нам это делать, не нарушая при этом прав человека».

Международные стандарты в области свободы выражения мнения защищают высказывания, являющиеся оскорбительными, тревожащими или шокирующими, и не допускают ограничений, основанных исключительно на «оскорблении», нанесенной отдельному лицу или группе лиц. Если такое оскорбительное выражение основано на предрассудках или стигматизации в отношении представителей уязвимых групп, то оно может рассматриваться как речи ненависти исходя из указанных выше критериев.

При этом не каждое такое высказывание должно, по мнению Европейской комиссии против расизма, наказываться правом. В каждом конкретном случае высказывание нужно оценить исходя из следующих условий.

В частности, следует рассматривать: 

(a) контекст, в котором используется рассматриваемая форма разжигания ненависти (в частности, существует ли уже в обществе серьезная напряженность, с которой связано разжигание ненависти); 

(b) способность лица, разжигающего ненависть, оказать влияние на других лиц (например, в силу того, что такие лица являются политическими, религиозными или общественными лидерами); 

(c) природа и сила используемого языка (например, является ли он провокационным и прямым, используется ли ложная информация, создание негативных стереотипов и стигматизация либо способен ли используемый язык иным образом побуждать к актам насилия, запугивания, вражды или дискриминации); 

(d) контекст конкретных замечаний (являются ли они единичным случаем или высказывались несколько раз, и можно ли считать, что они сбалансированы другими заявлениями того же или иного лица, особенно в ходе дебатов); 

(e) используемые средства информации (возможна ли немедленная реакция аудитории, например, как на интерактивном мероприятии); 

(f) характер аудитории (имеются ли средства и склонность или восприимчивость к участию в актах насилия, запугивания, вражды или дискриминации).

  • При этом при оценке высказываний необходимо соблюдать следующие критерии:
  • — “язык вражды” должен быть в высказывании нацелен на защищенную группу, в частности, ЛГБТ-людей,
  • — “язык вражды”, нацеленный на отдельных лиц, при отсутствии общих признаков “речей ненависти”. Такие высказывания носят яростно дискриминационный характер и могут быть глубоко оскорбительными и причинить вред тем, кто является целью высказываний. В заключение, необходимо отметить, что выработанный в международном праве подход к определению того, что является речами ненависти, запрещенными правовыми нормами, является оценочным, содержащим множество критериев, однако он базируется на том, что свобода выражения мнений заканчивается там, где она нарушает право на равенство, гарантирующее представителям уязвимых групп людей защиту закона от оскорбительных и дискриминационных высказываний, основанных на стереотипах и предрассудках в отношении ЛГБТ-людей.